В своем решениипо делу  Efstratiou and Others v. Greece (жалоба № 53221/14) Европейский суд по правам человека единогласно постановил, что не имело места нарушение статьи 6 (право на справедливое судебное разбирательство / право доступа к суду) Европейской конвенции о правах человека.

Заявители в этом деле считали, что отказ апелляционной инстанции и кассационного суда принять во внимание доказательства, которые они считали решающими для исхода дела, был чрезмерно формальным. Эти суды посчитали, что указанные документы не были представлены в апелляционный суд в соответствии с требованиями статьи 240 Гражданского процессуального кодекса Греции.

Дело касается гражданского судопроизводства, в результате которого заявителям было предписано выплатить ответчику в общей сложности 334 330,95 евро. Внутреннее разбирательство было начато в 2010 году в суде первой инстанции Афин, который вынес решение в пользу заявителей и отклонил требования другой стороны. Последняя сторона успешно подала апелляцию в Апелляционный суд Афин в 2012 году. Судебное разбирательство закончилось в 2014 году решением Кассационного суда, отклонившим апелляцию заявителей по вопросам права. Заявители жаловались последнему на то, что апелляционный суд не принял во внимание при оценке доказательства, представленные в суд первой инстанции, на том основании, что они не были представлены в соответствии с требованиями Статья 240 Гражданского процессуального кодекса Греции. Заявители считали, что указанные доказательства имели решающее значение для исхода судебного разбирательства.

ЕСПЧ отметил, что статья 240 Гражданского процессуального кодекса (которая регулирует процедуру, позволяющую стороне ссылаться на свои предыдущие замечания во время разбирательства в вышестоящем суде) преследовала законную цель: обеспечить надлежащее функционирование судов; гарантировать, что доказательства, на которые ссылаются стороны апелляционного производства, будут приняты во внимание; и избежать ненужной нагрузки на апелляционный суд в целях ускорения разбирательства. Таким образом, эта цель соответствовала цели, изложенной в пояснительном отчете к указу о введении статьи 240, то есть предотвратить чрезмерное давление на судей, вынужденных находить доводы сторон в том виде, в каком они представлены в разбирательствах в судах низшей инстанции.

Затем Суд отметил, что в соответствии с прецедентной практикой Кассационного суда недостаточно для включения представлений, представленных в первой инстанции, среди представленных в апелляционной инстанции, чтобы они были приемлемыми, присоединить первое к последнему. Если на документы можно было бы по закону ссылаться в апелляционном суде, на них нужно было ссылаться определенным, ясным и точным образом в вышеупомянутом единственном документе, составляющем меморандум об апелляции, а не косвенно через простую ссылку на документ. В настоящем деле доводы заявителей в первой инстанции не были включены в кассационные жалобы в порядке, предусмотренном прецедентной практикой Кассационного суда, то есть в виде единого документа под названием «Замечания в апелляционном суде». Более того, ссылка на заявление под присягой и выписки из банковского счета не были конкретными, ясными или точными, как того же требует та же прецедентная практика.

Постановление Кассационного суда о том, что использование заявителями документов, упомянутых в материалах первой инстанции, было ненадлежащим в отсутствие какой-либо ссылки на конкретный отрывок в этих представлениях, не было чрезмерно формальным. Суд просто применял процессуальные нормы, которые были четкими, доступными и понятными для заявителей, которым, кроме того, помогал юрист, хорошо разбирающийся в судебных процедурах. Суд счел необходимым на этом этапе повторить, что право на справедливое судебное разбирательство может быть признано эффективным только в том случае, если запросы и замечания сторон были действительно «услышаны», то есть должным образом оценены соответствующим «судом». Другими словами, действие статьи 6 заключалось в том, чтобы наложить на «суд» обязанность проводить надлежащее изучение представлений, аргументов и доказательств, представленных сторонами, без ущерба для его оценки того, имеют ли они отношение к делу.

Следовательно, Суд установил, что заявители не понесли какого-либо несоразмерного вмешательства в их право на суд и что не было нарушения статьи 6 § 1 Конвенции.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here