Показания, если они получены в результате пыток или жестокого обращения, не могут быть использованы в качестве доказательств. Это абсолютное правило распространяется не только на действия государственных органов, но и на частных лиц.

Европейский суд по правам человека принял решение по делу «Цвик против Польши» (заявление № 31454/10), сообщает информационный ресурс «ECHR. Ukrainian Aspect».

В преступной группировке, которая занималась торговлей наркотиками, возникли внутренние споры из-за того, что ее члены Гeжегож Цвик и K.G. решили вести собственный «бизнес» и у них появилось значительное количество «неучтенных» наркотиков. K.G. похитили и пытали по этому поводу для получения информации, записывая его заявления на аудиокассету.

Владелец дома, где скрывали пленника, сообщил в полицию, которая в итоге освободили заложника и изъяла аудиокассету.

Впоследствии Цвик был признан виновным и приговорен к 12 годам лишения свободы. Суд полагался на заявления членов преступной группировки, которые решили сотрудничать с органами власти, а также на протокол заявлений K.G., сделанных на основании расшифровки записей аудиокассеты.

Осужденный подал апелляционную жалобу, в которой утверждал о недопустимости использования протокола, ведь заявления были получены путем пыток (под принуждением) и, таким образом, были неприемлемыми. Однако возражения были отклонены на том основании, что соответствующие нормы должны применяться исключительно в отношении органов власти, которые проводят расследование, и не касались частных лиц. Кассационная жалоба была отклонена как явно необоснованная.

Тогда Цвик обратился в Европейский суд по правам человека. Ссылаясь на ст.6§1 (право на справедливое судебное разбирательство) он утверждал, что суды не должны были принимать в качестве доказательств письменный протокол заявлений K.G., полученных в результате жестокого обращения членов преступной группировки.

Суд повторил, что запрет пыток и унижающего достоинство обращения или наказания в соответствии со статьей 3 Конвенции является фундаментальной ценностью в демократических обществах. Такой запрет был абсолютной без всякого отступления от нее. Эта гарантия защищает каждого человека независимо от того, кто с ним жестоко обращается — государственный служащий или частное лицо.

Ранее ЕСПЧ сформулировал правило, согласно которому принятие в качестве доказательств заявлений, полученных в результате пыток или жестокого обращения делало несправедливым производство в целом. Но такие доказательства получались государственными служащими.

Поэтому в этом случае вопрос заключался в том, что эта норма может быть перенесена на доказательства, полученные от третьей стороны в результате жестокого обращения частных лиц.

Национальные суды разрешили использование таких заявлений в качестве доказательств для признания заявителя виновным, но при этом нарушили абсолютный запрет жестокого обращения, гарантированного статьей 3 Конвенции. При этом не были учтены последствия с точки зрения его права на справедливое судебное разбирательство в соответствии со статьей 6§1 Конвенции.

Поэтому ЕСПЧ установил, что принятие письменного протокола как доказательства в уголовном производстве в отношении заявителя делало производство в целом несправедливым, что является нарушением конвенционных гарантий.

Высокие судьи постановили, что Польша должна выплатить заявителю 8 тыс. Евро в качестве компенсации морального вреда.

С текстом пресс-релиза решение ЕСПЧ по делу «Цвик против Польши» (заявление № 31454/10) в переводе президента Союза адвокатов Украины Александра Дроздова и доцента кафедры уголовного права и правосудия Международного экономико-гуманитарного университета имени академика С.Демьянчука Елены Дроздовой можно ознакомиться по ссылке.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here