Российское государство, вероятно, убило шпиона Александра Литвиненко в Лондоне в 2006 году, постановил Европейский суд по правам человека.

В деле Картер против России суд постановил, что было: единогласно, несоблюдение российским правительством своих обязательств по статье 38 (обязательство предоставить необходимые условия для рассмотрения дела) Европейской конвенции о правах человека 6 голосами против 1, нарушение статьи 2 (право на жизнь) в ее материально-правовых и процессуальных аспектах.

После отравления и смерти г-на Литвиненко его вдова обратилась в суд. Г-н Литвиненко работал в российских службах безопасности, прежде чем переехать в Великобританию, где ему было предоставлено убежище. В 2006 году он был отравлен полонием 210 (радиоактивным веществом) в Лондоне и умер. Общественное расследование в Великобритании показало, что убийство было совершено некими Луговым и  Ковтуном, которые действовали от имени кого-то другого.

Суд, в частности, установил, что существует сильное дело prima facie о том, что при отравлении г-на Литвиненко, г-н Луговой и г-н Ковтун выступали в качестве агентов российского государства. Он отметил, что правительство не предоставило никаких других удовлетворительных и убедительных объяснений событий или не противоречило выводам расследования в Великобритании. Суд также постановил, что российские власти не провели эффективного внутреннего расследования, способного привести к установлению фактов и, в соответствующих случаях, выявлению и наказанию виновных в убийстве.

В 2001 году г-ну Литвиненко и его семье было предоставлено убежище в Соединенном Королевстве; они получили британское гражданство в 2006 году. Они изменили свои имена. Литвиненко стал участвовать в разоблачении коррупции и связей с организованной преступностью в российских спецслужбах. Утверждается, что Литвиненко также работал с британскими, испанскими и итальянскими властями, консультируя по вопросам российской организованной преступности и операций КГБ в Европе.

В октябре 2006 года Луговой и Ковтун трижды встречались с Литвиненко. Каждый раз они оставляли после себя загрязнение полонием.

2 ноября 2006 года Литвиненко почувствовал рвоту, боль в животе и  диарею. На следующий день он был госпитализирован. После перевода в больницу Университетского колледжа подозревалось, что он был отравлен химиотерапевтическими агентами или радиоизотопами. Литвиненко умер 23 ноября 2006 года. Причиной смерти был установлен острый радиационный синдром, вызванный очень высоким уровнем полония 210.

Великобритания добивалась экстрадиции обоих мужчин для судебного разбирательства за убийство в 2007 и 2011 годах. Россия отказалась от этих просьб и в конце декабря 2007 года Луговой стал членом российского парламента, тем самым приобретя парламентскую неприкосновенность.

Общественное расследование, проведенное в Великобритании, показало, что Луговой действовал под руководством ФСБ, а Ковтун также действовал под руководством ФСБ, возможно, косвенно через  Лугового, но, вероятно, с его ведома.

Дмитрий Дедов, российский судья Европейского суда по правам человека, дал частично особое мнение в решении по делу, возбужденному вдовой Александра Литвиненко против российского государства.

Судья Дедов, который заседает в суде с 2013 года, не согласился с его обоснованием в отношении статьи 2 Европейской конвенции о правах человека: право на жизнь.

«Я не уверен, что выводы [суда] были сделаны вне разумных сомнений. Я обнаружил много недостатков в анализе, проведенном британским расследованием и судом, которые вызывают разумные сомнения в причастности подозреваемых к отравлению и в том, действовали ли они в качестве агентов государства», — написал он.

О заключении суда о том, что полоний использовался, он сказал: «Я не уверен, что международный суд, который не контролировал расследование и расследование, может прийти к таким твердым выводам в ситуации, когда не было прямых доказательств в поддержку субъективных намерений соответствующих лиц и, таким образом, установить субъективный элемент преступления».

Судья подробно описал, какова была бы лучшая практика для шпиона, который хотел отравить свою цель полонием — гипотетически говоря — и предположил, что любая третья сторона могла бы выполнить убийство.

«Было бы разумнее хранить полоний в контейнере, защищая его от обнаружения в аэропортах (это могла быть небольшая стеклянная банка) и бросать его в мусорное ведро на улице далеко от отеля. Скорее, факты могут разумно породить теорию о том, что именно любые третьи лица отслеживали передвижения «подозреваемых» и оставляли загрязнение в каждом гостиничном номере, где они останавливались, утилизируя яд в одних и тех же местах как способ создания доказательств против «подозреваемых».

Он даже предположил, что, поскольку Литвиненко не скрывал того факта, что он был агентом разведки, сама Британия «могла быть заинтересована в том, чтобы избавиться от него».

Выступая перед Scottish Legal News, Ян Митчелл, который прожил в России 12 лет и является автором предстоящей книги под названием «Россия и верховенство права», сказал: «Во-первых, россияне привыкли нападать на тех, кого они не одобряют, с незначительной юридической точностью и, с такой же незначительной точностью, защищать любого, кого они одобряют».

Он сказал, что этот «извращенная законность» была «унаследована от веков административных судов, в которых не было традиции независимости судебной власти».

«Виновность или невиновность была — и все еще есть в политических делах — решается со ссылкой на государственные «задачи».

«Однако он утверждает, что сомневается в том, что Андрей Луговой, предполагаемый  отравитель, в гостиничном номере которого были найдены следы полония, был ответственен, потому что это возможно, говорит судья Дедов, что Литвиненко на самом деле был отравлен британской разведкой. Он мало оправдывает свои сомнения, кроме того, что говорит, что Британия враждебна России на государственном уровне, что возвращает нас к первому пункту».

Г-н Митчелл заключил: «Технически, конечно, судья Дедов может быть прав. Луговой может быть невиновен; Путин, возможно, не сказал ФСБ ликвидировать шпиона, который дезертировал; и Россия, как государство, может быть совершенно ясно.

 

 

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here