В период напряженной эпидемиологической ситуации, затронувшей всё мировое сообщество, судопроизводство, как и другие сферы жизни, претерпело серьезные изменения: это стало проверкой на гибкость и адаптивность процессуального законодательства, способности судей и судебных органов, в том числе и тех, которые ответственны за обеспечение работы судов, быстро реагировать на кризисные ситуации.

Хронологически первой реакцией стала рекомендация Государственной судебной администрации Украины от 19 марта 2020 года обеспечить рассмотрение большинства судебных дел в порядке письменного производства (где это допускается процессуальными нормами), либо в режиме видеоконференцсвязи. Также была предоставлена возможность участникам судебного процесса, в рамках рассмотрения судебных дел, подавать документы заблаговременно и дистанционно, в том числе средствами почтовой связи и на официальную электронную почту суда; организована выдача копий процессуальных документов средствами почтовой связи путем отправки по электронной почте заявителю. Очевидно, такие меры не стали революционными — вышеуказанные возможности и до эпидемии были гарантированы процессуальным законодательством, поэтому ГСА только акцентировала внимание судей на побуждении участников судебного разбирательства воздерживаться от посещения здания суда.

Однако суды не были готовы к реальному выполнению таких рекомендаций: во-первых, в уже назначены судебные заседания стороны были вызваны заблаговременно (особенно в первые дни карантина), если одна из сторон являлась, а от другой стороны заявлений об отложении судебного разбирательства не поступало — правовых оснований для назначения судебного разбирательства на другую дату у суда не было, суд должен был рассмотреть дело в отсутствие стороны (и возможно, при определенных обстоятельствах — оставить иск без рассмотрения или вынести заочное решение). Проблемы постигли суды и с проведением видеоконференцсвязи: даже при наличии в большинстве судов технически оборудованных залов судебных заседаний реализовать связь в формате «суд – суд» не представлялось возможным из-за высокого спроса на дистанционное рассмотрение дела, когда заявители просили провести видеоконференции в судебных заседаниях, назначенных на одно и то же время.

Однако уже 2 апреля 2020 года вступил в силу Закон Украины от 30 марта 2020 г. № 540-ІХ «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины, направленных на обеспечение дополнительных социальных и экономических гарантий в связи с распространением коронавирусной болезни (COVID-19) », которым процессуальное законодательство было дополнено новыми положениями, призванными обеспечить отправление правосудия на время карантина.

Прежде всего, участники дела получили возможность участвовать в судебном заседании в режиме видеоконференции вне здания суда с использованием собственных технических средств. Такая возможность закладывалась в концепции введения ЕСИТС, однако реалии заставили ввести такую возможность значительно быстрее, причем не учитывая техническую готовность судов к ее реализации.

Сразу в профессиональной среде началось обсуждение возможности применения программ Zoom, Skype и других. И хотя была положительная практика проведения судебных заседаний с их помощью, но распространение она не получила, поскольку с их помощью сложно обеспечить непрерывность, безопасность и аутентификацию сторон («применение электронной подписи», по терминологии изменений в ГПК, вообще невозможно). Не могла быть обеспечена интеграция этих программных продуктов с теми, что применяется судом на основании действующих законодательных норм.

Вопрос надлежащей организации видеоконференцсвязи был решен 8 апреля 2020 г. приказом Государственной судебной администрации Украины № 169 в «Порядке работы с техническими средствами видеоконференцсвязи во время судебного заседания в административном, гражданском и хозяйственном процессах с участием сторон за пределами здания суда» и определено, что системой видеоконференцсвязи является комплекс технических средств и программного обеспечения «EasyCon».

В указанном Порядке подробно регламентируется, что должен сделать участник дела для участия в судебном заседании в режиме видеоконференции. Подтверждение лица участника происходит путем его авторизации в Системе с применением электронной подписи. Лицо должно зарегистрироваться на сайте easycon.com.ua.

Заявление на участие в судебном заседании в режиме видеоконференции подается в соответствующий суд не позднее чем за пять дней до судебного заседания в порядке, определенном процессуальным законодательством.

Следует обратить внимание, что действующее законодательство определило такую видеоконференцию (за пределами здания суда с использованием собственных технических средств) как полноправную альтернативу судебному разбирательству, что не всегда является эффективным и оправданным.

Интересный опыт судов Великобритании, где судебной практикой был сформулирован ряд критериев, при соответствии которым суд может принять решение о проведении судебного заседания в режиме видеоконференции. В частности, суд должен установить: важность и характер вопроса, подлежащего разрешению; будет ли по результатам рассмотрения вынесено промежуточное (процессуальное) или окончательное решение; существует ли особая необходимость в срочности или рассмотрение может быть отложено; представлены ли стороны адвокатами; способны ли непрофессионально представленные стороны (родители, опекуны и т.д.) осмысленно участвовать в дистанционном рассмотрении, включая доступ к необходимым технологиям, умственные способности, знание языка и т.п.; должны ли быть заслушаны новые доказательства или дело будет рассматриваться на основании имеющихся материалов; каков источник доказательств, которые должны быть представлены и исследованы судом (например, являются ли доказательства письменными или устными, предоставленными профессионалом или свидетелем, оспариваемыми или такими, которые не оспариваются сторонами и тому подобное); объем и продолжительность предполагаемого слушания; доступные технологии, платформа, которая будет использоваться (считается, что слушания по телефону, вероятно, будет менее эффективным средством, чем использование видеосвязи); опыт и доверие суда и тех, кто предстает перед судом при проведении дистанционных слушаний с использованием предлагаемой технологии; любые безопасные (с точки зрения потенциальной инфекции COVID-19) альтернативы, которые могут быть доступны для некоторых или всех участников для участия в судебном заседании путем физического присутствия в зале суда.

Из приведенного видно, что дистанционные слушания в британской практике – больше исключение, чем реальная альтернатива, тем более, что качество такого слушания обычно ниже, чем традиционного – это и возможные технические проблемы (задержки изображения, посторонние шумы), невозможность обмена и осмотра документов, исследуемых судом, а также непосредственного общения адвоката со стороной и тому подобное.

Целесообразно было бы и в отечественной судебной практике полагаться на подобные критерии, ведь сейчас суды, отказывая в удовлетворении ходатайства о проведении судебного заседания в режиме видеоконференции, ссылаются только на определенные процессуальные нарушения (например, заявление подано позднее, чем за 5 дней до дня судебного заседания). Отсутствие же технической возможности, как причина для отказа, выглядит несколько странно – государство, гарантируя определенное право, отказывает в его же реализации из-за технической неспособности его обеспечения.

Наиболее важными изменениями для судебной системы стало решение вопроса о продлении на время действия карантина определенных процессуальных сроков. Среди продленных сроков оказались сроки:

  • изменения предмета или основания иска;
  • увеличения или уменьшения размера исковых требований;
  • представления доказательств, истребования доказательств, обеспечения доказательств;
  • обращения в суд, представления отзыва (в том числе на апелляционную и кассационную жалобы) и ответов на отзыв, возражений, пояснений третьего лица по иску или отзыва;
  • оставления искового заявления, апелляционной и кассационной жалобы без движения, возвращения искового заявления, апелляционной и кассационной жалобы;
  • предъявления встречного иска, подачи заявлений в подготовительном заседании или в сроки, установленные судом;
  • подачи заявления об отмене судебного приказа;
  • рассмотрения дела по существу;
  • приостановления производства по делу независимо от причины, которая стала основанием для приостановления;
  • подачи заявления о пересмотре заочного решения;
  • апелляционного обжалования, рассмотрения апелляционной жалобы (хотя срок на дополнение, изменение или отзыв апелляционной жалобы или отказа от нее, предусмотренный ст. 364 ГПК Украины продлен не был);
  • кассационного обжалования, рассмотрения кассационной жалобы, дополнения, изменения или отзыва кассационной жалобы или отказа от нее;
  • подачи заявления о пересмотре судебного решения по вновь открывшимся или исключительными обстоятельствам.

То есть из перечня сроков, которые продлены законодателем, следует, что осуществление правосудия не остановилось совсем, однако и о скором рассмотрении дел в большинстве случаев речь идти не может. Особенно это касается тех ситуаций, когда дальнейшие действия суда зависят от совершения определенного процессуального действия участником дела. Например, суд своим постановлением оставил исковое заявление без движения, однако срок на устранение недостатков, установленный судом, вышеуказанным законом продлен до окончания карантина, следовательно ни вернуть исковое заявление, ни открыть производство по делу суд не может до выполнения истцом требований суда или до окончания карантина. Вряд здесь можно найти признаки злоупотребления процессуальными правами, поскольку именно истец заинтересован в скорейшем рассмотрении дела, хотя такие злоупотребления и не исключаются полностью (например, когда недобросовестный истец до подачи искового заявления обращался с заявлением о принятии мер обеспечения иска).

С другой стороны, законодательное продление сроков не означает автоматического продления служебных сроков — если истец воспользовался правом на исправление недостатков искового заявления, оставленного без движения, в течение срока, установленного судом (или до окончания карантина), суд обязан перейти к решению вопроса об открытии производство по делу.

Подчеркнуть следует то, что формулировка «продолжаются на срок действия такого карантина», избранная законодателем, имеет ряд последствий.

Во-первых, это — обратное действие закона во времени, поскольку закон № 540-IX был принят 30 марта 2020 г., вступил в силу он 2 апреля 2020 г. , однако карантин был установлен Постановлением Кабинета Министров Украины от 11 марта 2020 г. № 211 с 12 марта 2020 года. Если процессуальный срок, установленный законом или судом, не истек до 12 марта 2020 года, Закон № 540-IX предусматривает его продление.

Во-вторых, продление процессуальных сроков происходит автоматически и не зависит от волеизъявления сторон, инициативы суда и тому подобное. Заинтересованная сторона или суд не могут настаивать на установлении сроков меньших, чем это предусмотрено изменёнными Заключительным положениям ГПК Украины. Зато совершение определенного процессуального действия в пределах продленного срока является правом, а не обязанностью, а значит участник дела может совершить то или иное процессуальное действие не дожидаясь окончания карантина.

В-третьих, продлённые процессуальные сроки не истекают одновременно с завершением карантина. Если течение срока началось и не истекло до 12 марта 2020 года, то часть срока, оставшаюся после установления карантина, продолжит свой ход по окончании карантина. Если течение процессуального срока началось во время карантина, фактически исчислять установленный законом или судом срок следует со дня завершения карантина.

Итак, вместо формулировки о продолжении сроков на срок действия карантина законодателю следовало бы применить формулировку «приостановление течения сроков», которая уже разработана в процессуальной науке.

Особо следует подчеркнуть, что установление карантина не является основанием для приостановления производства по делу, поскольку перечень оснований, по которым связывается обязанность или право суда приостановить производство (ст.ст. 251, 252 ГПК Украины), изменений не претерпел . Но остановленное по любой причине производство может быть возобновлено только после завершения карантина, что не представляется целесообразным.

И хотя это прямо не установлено законом, следствием продления срока на апелляционное обжалование решений стала отсрочка вступления решения суда первой инстанции и судебного приказа в законную силу, поскольку законная сила связана с истечением срока на апелляционное обжалование или подачей заявления об отмене судебного приказа. Из указанного обстоятельства следует и невозможность выдачи судом исполнительных листов, а значит исполнение судебных решений откладывается на неопределенный срок. Вполне вероятно, что положения закона в этой части будут пересмотрены, поскольку уже сейчас понятно, что выход из карантина — довольно длительный процесс. К тому же правительство рассматривает возможность введения адаптивного карантина только в определенных областях и регионах, а это неизбежно скажется на участниках дела, которые проживают не по месту рассмотрения дела, следовательно законодательно придется сбалансировать различные правила течения процессуальных сроков в зависимости от территориального расположения суда и участников дела.

Что касается других процессуальных сроков, которые законом не были продлены, существует возможность их возобновления. В этом случае сам только факт введения карантина не будет уважительной причиной для возобновления – участнику дела следует доказать, как введение карантина помешало ему выполнить процессуальную обязанность или воспользоваться правом в установленный срок (например, выполнение обязанности по самоизоляции, отсутствие междугороднего транспортного сообщения и т.д.).

Кроме того, обращаем внимание, что введение карантина напрямую влияет на возможность получить исполнительные листы. Так, согласно ч.1 ст. 273 ГПК Украины решение суда вступает в законную силу по истечении срока подачи апелляционной жалобы всеми участниками дела, если апелляционная жалоба не была подана. Пунктом 3 раздела ХІІ Заключительных положений Гражданского процессуального кодекса Украины, вступивших в силу 2 апреля 2020 г. на основании Закона Украины «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины, направленных на обеспечение дополнительных социальных и экономических гарантий в связи с распространением коронавирусной болезни (COVID -19)» определено, что во время действия карантина, установленного Кабинетом Министров Украины с целью предотвращения распространения коронавирусной болезни (COVID-19), сроки … апелляционного обжалования … продолжаются на срок действия такого карантина. Учитывая указанные изменения в законодательство, решения судов, срок апелляционного обжалования которых не истек до 2 апреля 2020, не вступают в законную силу до окончания действия карантина.

Поэтому исполнительные листы по гражданским делам при вышеупомянутых обстоятельствах участникам дел выдаваться не будут.

Чванкин Сергей Анатольевич,
кандидат юридических наук, доцент,
председатель Киевского районного суда г. Одессы,
председатель Ассоциации следственных судей Украины

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here