Возмещение морального вреда, причиненного смертью физического лица, в судебной практике Украины и Европейского суда по правам человека

Об этом с изданием "Я и закон" поделилась к.ю.н., доцент кафедры гражданского права Национального университета «Одесская юридическая академия» Екатерина Некит.

В ходе рассмотрения дел о возмещении вреда, причиненного смертью физического лица, вопрос о наличии такого вреда не возникает, по общему правилу, суды соглашаются с тем очевидным фактом, что смерть близкого человека порождает душевные страдания, которые должны быть хотя бы частично компенсированы. Некоторые исследователи даже предлагают установить презумпцию морального вреда в случаях, если такой вред вызван смертью ребенка, одного из супругов или родителей (поскольку в таких ситуациях неэтично настаивать на необходимости доказывания наличия морального вреда) [1, c. 10]. В то же время, при определении размера такого вреда диапазон колебаний довольно значителен.

Анализ украинской судебной практики по вопросам возмещения морального вреда, нанесенного жизни или здоровью лица, приводит к выводу, что, по общему правилу, суды не удовлетворяют в полном объеме требования истцов относительно возмещения такого вреда, уменьшая размер заявленных требований «с учетом принципов разумности, взвешенности и справедливости». При этом чаще всего высшие инстанции отменяют решение предыдущих инстанций относительно размера морального вреда на том основании, что они недостаточно обоснованы (см. Постановление Верховного Суда Украины (далее – ВСУ) от 19.12.2011 г. № 6-65цс11: истцы требовали 3 млн. грн., решением районного суда, с которым согласился апелляционный, было взыскано по 1 млн. грн., решением кассационной инстанции, в последующем упраздненном ВСУ, сумма возмещения была уменьшена до 500  000 грн.). Проведенный анализ позволяет прийти к выводу о наличии тенденции уменьшать размер возмещения морального вреда по сравнению с заявленными требованиями (см. Постановление ВСУ № 6-96цс11-1 от 05.03.2012 г., Постановление Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел (далее – ВССУ) в деле № 572/4426/15-ц от 07.09.2016 г., Постановление ВССУ в деле № 6-4701св14 от 06.06.2014 г., Постановление ВССУ в деле № 6-43262св14 от 26.02.2015 г., Постановление ВССУ в деле №Начало формы 647/2126/14-ц от 08.11.2016 г. и др.).

 

В то же время, следует отметить, что в некоторых случаях высшие инстанции отменяют решение предыдущих инстанций относительно размера морального вреда и постановляют решение о взыскании большей суммы морального вреда на том основании, что сумма не «является достаточным возмещением морального вреда». Так, в ходе апелляционного обжалования по делу № 638/12640/1-ц о возмещении морального вреда, который был причинен женщине в связи со смертью в результате ДТП ее дочери, которая на тот момент ждала ребенка, Апелляционным судом Харьковской области было изменено решение Дзержинского районного суда г. Харькова от 04.03.2016 г. и увеличено сумму морального вреда с 50  000 до 155  000 грн.

В отличие от отечественного подхода к определению размера морального вреда, которым устанавливаются конкретные критерии, влияющие на определение такого размера, а именно, суд должен учесть характер и объем причиненных истцу моральных и физических страданий, с учетом в каждом конкретном случае вины ответчика, времени и усилий, необходимых для возобновления прежнего состояния, состояние здоровья пострадавшего, существенность  вынужденных изменений в его жизненных и рабочих связях и тому подобное (см. Постановление Пленума ВСУ от 31.03.1995 г. № 4 «О судебной практике в делах о возмещении морального (неимущественного) вреда») и отобразить эти критерии в своем решении, то есть размер морального вреда в каждом случае суд должен обосновать, в практике Европейского Суда по правам человека (далее – ЕСПЧ) сложился подход, в соответствии с которым размер компенсации за моральный вред не конкретизируется и не обосновывается. Постоянного алгоритма определения размера морального вреда в ЕСПЧ не существует, однако в ЕСПЧ сложилась практика принимать во внимание выводы, сделанные в предыдущих решениях по аналогичным делам. В результате, как выявляет проведенный анализ, в ЕСПЧ по значительной части дел одной категории выплачиваются приблизительно одинаковые суммы возмещения морального вреда.

Так, было установлено, что в значительном количестве случаев возмещения вреда, причиненного смертью лица, когда устанавливается нарушение процессуального аспекта статьи 2 Конвенции (право на жизнь), в практике ЕСПЧ выявляется тенденция определять сумму возмещения морального вреда на уровне 6  000 евро (см. «Валерий Фуклев против Украины», «Басюк против Украины», «Бучинская против Украины», «Прилуцкий против Украины», «Прында против Украины», «Шульга против Украины» и др.).

Одной из наиболее распространенных категорий дел, которые рассматриваются ЕСПЧ, являются дела о ДТП со смертельными последствиями, когда расследование дела и обеспечение возмещения родственникам пострадавшего необоснованно затягивались (дела «Барсуковы против Украины», «Антонов против Украины», «Басюк против Украины», «Прында против Украины», «Игорь Шевченко против Украины», «Шульга против Украины» и др.). Следует указать, что основанием возмещения в таких случаях морального вреда ЕСПЧ определяет необоснованную длительность производств, в ходе которых должны были установить обстоятельства ДТП, повлекшего смерть, и предоставить соответствующее возмещение родственникам пострадавших, в свою очередь необеспечение государством надлежащего и своевременного реагирования является нарушением ст. 2 Конвенции. Следует также обратить внимание, что по таким категориям дел для обращения в ЕСПЧ достаточно доказать неэффективность уголовного производства, необязательным является исчерпание всех национальных средств защиты путем обращения в суд с гражданским иском о возмещении. Так, по делу «Басюк против Украины» Суд отмечает, что в ряду других дел против Украины, где, как и в этом деле, заявители не подавали гражданского иска, а Правительство не доказывало, что такой иск был надлежащим средством правовой защиты, Суд все же рассматривал вопрос о том, отвечало ли отмеченное уголовное производство критериям эффективности в соответствии со ст. 2 Конвенции (см. дела «Антонов против Украины», «Игорь Шевченко против Украины», «Прында против Украины» и «Зубкова против Украины»). Вместе с тем, Суд отметил, что если несчастный случай произошел сугубо в результате небрежности при отсутствии отягчающих обстоятельств, Суд считает достаточным, если правовая система обеспечит пострадавшим возмещение в порядке гражданского судопроизводства, что даст возможность установить ответственность сторон производства и получить соответствующее гражданско-правовое возмещение, например обязательство возместить вред (см. постановление о приемлемости по делу «Фурдик против Словакии», «Федина против Украины», «Кривова против Украины», «Цехонская против Польши», «Анна Тодорова против Болгарии»).

Распространенными также являются случаи обращения в ЕСПЧ со ссылкой на нарушение ст. 2 Конвенции по делам о непредоставлении надлежащей медицинской помощи, в результате чего наступала смерть лица (дело «Арская против Украины», «Валерий Фуклев против Украины», «Дудник против Украины» и др.), а также относительно вреда, нанесенного в результате преступления (дело «Рыженко против Украины», «Бучинская против Украины», «Мащенко против Украины», «Маснева против Украины», «Сердюк против Украины» и др.). По таким делам размер возмещения морального вреда колеблется в диапазоне от 6 000 до 20 000 евро (выводы по результатам анализа около 20 дел против Украины).

Отметим, что в практике ЕСПЧ очень редко встречаются случаи удовлетворения исковых требований в полном объеме. Единственным случаем удовлетворения заявленных требований в полном объеме среди проанализированных дел оказалось дело «Гонгадзе против Украины»: заявителем было выдвинуто требование о выплате морального вреда в размере 150  000 евро, которое была удовлетворено в полном объеме. Вероятно, такая позиция Суда была обусловлена тем, что в ходе рассмотрения дела был доказан факт нарушения не только ст. 2 Конвенции, но также и ст. 3, (заявительница замечала, что атмосфера страха и неуверенности, а также неполная и противоречивая информация, которая предоставлялась во время расследования, принудили ее оставить страну и нанесли страдания, что является нарушением ст. 3 Конвенции, и Суд посчитал, что отношение следственных органов к заявительнице и ее семье действительно нанесло серьезные страдания, которые приравниваются к унижающему достоинство поведению вопреки ст. 3), а также ст. 13 Конвенции, кроме того, дело получило мировую огласку, поскольку было связано с проблемой обеспечения свободы средств массовой информации в Украине.

Проведенный анализ выявил, что в практике ЕСПЧ чрезвычайно редкими являются случаи удовлетворения заявленных требований о возмещении морального вреда в полном объеме, во многих случаях Суд вообще не определяет сумму возмещения морального вреда, отмечая, что сам факт  установления нарушения норм Конвенции уже является «справедливой сатисфакцией» [2, c. 863]. Шансы на получение большей суммы возмещения морального вреда, нанесенного смертью лица, повышаются в случае доказывания факта нарушения не только ст. 2 Конвенции, но и ст. 3 Конвенции (запрещение истязания), а также ст. 13 Конвенции (право на эффективное средство юридической защиты). Следует отметить также, что как в национальной судебной практике, так и в практике ЕСПЧ прослеживается выплата морального возмещения в большем размере по делам, связанным с защитой личных неимущественных прав, чем имущественных. Например, по делам о возмещении морального вреда, причиненного в результате неисполнения судебных решений, уже сложилась прецедентная практика ЕСПЧ, в соответствии с которой сумма возмещения определяется на уровне от 1500 евро до 3000 евро (по заявлениям, которые касаются неисполнения судебных решений в течение срока, превышающего три года) (см. дела «Харук и другие против Украины», «Алпатов и другие против Украины», «Варавва и другие против Украины», «Терновик и другие против Украины»).

Источники:

  1. Сліпченко О.І. Докази та доказування в справах про відшкодування моральної (немайнової) шкоди: автореферат дис. … канд. юрид. наук: 12.00.03. / Олександр Іванович Сліпченко. – Харків, 2010. – 22 с.
  2. Макбрайд Д. Юридична сила рішень Європейського суду і справедлива сатисфакція / Д. Макбрайд // Європейська конвенція з прав людини: основні положення, практика застосуваня, український контекст / за ред. О. Л. Жуковської. – К.: ЗАТ «ВІПОЛ, 2004. – 960 с.

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий