Судебная практика прекращения права лица на долю в общем имуществе

О  тонкостях судебной  практики  прекращения права лица на долю в общем имуществе (применение ст. 365 ГК Украины)  «Я и Закон» рассказала Голубева Нелли Юрьевна, д.ю.н., заведующая кафедрой гражданского процесса, профессор кафедры гражданского права Национального университета «Одесская юридическая академия».

 Одним из принципов гражданского законодательства является недопустимость лишения права собственности любого лица. Поэтому прекратить право собственности лица на определенное имущество можно только опираясь на основания, которые четко предусмотрены законом.

Наряду с общими основаниями прекращения права общей долевой собственности, существуют еще специальные: 1) раздел имущества, находящегося в общей долевой собственности (ст. 367 ГК Украины); 2) выдел доли, принадлежащей каждому из сособственников, из общего имущества: а) в договорном порядке (ст. 364 ГК Украины); б) в судебном порядке (ст. 365 ГК Украины). В последнем случае законодатель четко определяет круг условий, при наличии которых это возможно, ведь между сособственниками не достигнута договоренность относительно совместного имущества.

По иску других сособственников право лица на долю в общем имуществе может быть прекращено по решению суда, если: 1) доля является незначительной и не может быть выделена в натуре, например, доля сособственника в унаследованной квартире несколькими наследниками –3-4 м2. Или, например, истцу принадлежит 178/210 жилого дома. В то время каждый из ответчиков в отдельности владеет долей, которая составляет менее 8 процентов от стоимости жилого дома (17/210 и 1/14). Согласно заключению эксперта раздел домовладения в натуре согласно идеальных долей сособственниковв размере 178/210, 17/210, 1/14 с технической точки зрения невозможно, нельзя и установить порядок пользования жилым домом между сособственниками, поскольку доли ответчиков являются незначительными.

Понятие „незначительной доли” является оценочным, поэтому при разрешении спора в судебном порядке суд исходит из соотношения стоимости всего имущества, долей каждого и т.п. Например, даже 1/6 или ¼ в жилом доме может быть предпочтительней для сособственника, чем ½ в 1-комнатной квартире с точки зрения стоимости этой доли, возможности решения вопроса пользования имуществом между двумя отдельными семьями и т. п.

2) вещь является неделимой, согласно ст. 183 ГК Украины неделимой является вещь, которую нельзя разделить без потери ее целевого назначения. Чаще всего на практике речь идет о спорах относительно квартир, домов, автомобилей: унаследованных наследниками или принадлежащих бывшим супругам.

До принятия ГК Украины суды руководствовались п. 6 Постановления Пленума Верховного суда Украины «О практике применения судами законодательства, регулирующего право частной собственности граждан на жилой дом» от 4 октября 1991 года (с последующими изменениями и дополнениями).Верховный Суд Украины отмечал, что выдел доли может иметь место при наличии технической возможности переоборудовать помещения в изолированные квартиры, а при невозможности выдела доли в натуре или установления порядка пользования им, выделяющемуся собственнику с его согласия присуждается денежная компенсация.

Последняя ситуация регулируется теперь ст. 364 ГК Украины. Но сегодня возможно прекращение права общей долевой собственности без согласия сособственника на соответствующую компенсацию присоблюдении условий, предусмотренных ст. 365 ГК Украины. Эти две ситуации как раз и направлены на решение вопроса о судьбе неделимой вещи.

Также, в Постановлении Пленума Верховного суда Украины от 22.12.1995 года «О судебной практике в делах по искам о защите права частной собственности», указано, что не следует рассматривать как неправомерное лишение права собственности, присуждении денежной компенсации за долю в общей собственности, если ее невозможно выделить или разделить имущество в натуре или совместно пользоваться им.

Сегодня мы можем применять эти положения только с учетом требований ст. 364, 365 ГК Украины.

Относительно подтверждения неделимости вещи. Верно подчеркнуто Верховным Судом Украины в постановлении от 2.07.2014 г. в деле № 6-68цс14: должны быть доказательства, а именно заключение судебной строительно-технической экспертизы о том, что техническая возможность разделить спорный дом между сособственниками отсутствует[1]. В большинстве случаев суды придерживаются этой позиции.

Собственник может быть заинтересован не только в получении стоимости доли имущества, но и в реальном ее использовании. И если есть реальная возможность раздела имущества и желание сособственника на выделение доли в натуре – ст. 365 ГК Украины не должна применяться.

3) совместное владение и пользование имуществом является невозможным, например, в случае отсутствия согласия между сособственниками относительно совместного владения и пользования имуществом или совместное владение и пользование исключается, исходя из характеристики имущества (например, использование 1-комнатной квартирой двумя семьями) или сособственник создает препятствия относительно общего владения и пользования общего объекта другим сособственникам.

Нельзя забывать, что согласно ст. 319 ГК Украины собственность обязывает. Невыполнение лицом своих обязанностей как сособственника имущества, приводит к нарушению прав других сособственников имущества. Поэтому ст. 365 ГК Украины, по нашему мнению, является в том числе механизмом нахождения наиболее эффективного собственника.

Так, если сособственники не являются членами одной семьи, не проживают совместно, один из них не принимает участие в расходах, которых требует содержание собственности, блокирует решения относительно такого содержания (требуется согласие всех сособственников), не осуществляет капитальный ремонт жилого дома, обустройство придомовой территории, не несет расходы по оплате жилищно-коммунальных услуг – можно говорить о невозможности совместного владения и пользования имуществом, поскольку такие обстоятельства практически всегда приводят к возникновению конфликтных ситуаций междусособственниками.

Так, в постановлении по делу № 6-13984 св 07 Верховный Суд Украины подчеркнул, что отказывая в иске о прекращении права собственности и выплате компенсации, суды не учли доводов истца относительно состава его семьи и невозможности совместного пользования совместной собственностью в связи с возникновением конфликтных ситуаций, которые приводят к травмированию психики его малолетних детей, и с учетом планировки квартиры, наличия у ответчицы, в отличие от него, другого жилья и фактического согласия на прекращение права общей собственности на спорную квартиру[2, с. 13].

Конечно, невозможность совместно пользоваться имуществом не является определяющим условием. Так, в вышеприведенном примере к нему присоединяется наличие у другого сособственника отдельного жилья, при этом даже если доля сособственника не является незначительной основания для удовлетворения иска есть.

Другой пример. Одному сособственнику принадлежит 1/4 доля квартиры, а другому 3/4. Согласно двух заключений эксперта (2009 и 2011 годов) разделить в натуре спорную трехкомнатную квартиру согласно долям сособственников на две изолированные квартиры с обособленными выходами не представляется возможным. Заключением эксперта предложен выдел в натуре с отступлением от размера идеальных долей, одному сособственнику предложено выделить квартиру в целом, другому – предложено выплатить рыночную стоимость 1/4 доли в сумме 103 281 грн. Указанная сумма была внесена на депозит суда. Апелляционный суд ошибочно отменил решение суда первой инстанции и указал на то, что определение порядка пользования является возможным, а потому суд не вправе был прекращать право общей долевой собственности на квартиру. Однако, такой вывод суда апелляционной инстанции является ошибочным, поскольку возможность определения пользования и возможность в понимании п. 3 ч. 1 ст. 365 ГК Украины совместного владения и пользования не являются тождественными (определение Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 23 мая 2012 г.)[3].

То есть техническая возможность определить порядок пользования не говорит о возможности совместного пользования этой трехкомнатной квартирой, исходя из конкретных обстоятельств дела.

4) такое прекращение не нанесет существенного вреда интересам сособственника и членам его семьи, например, в случае, если прекращение права сособственника на долю в общем доме,сособственники члены его семьи окажутся необеспеченными жильем, поскольку другого жилья не имеют – соответствующее условие не будет соблюдено.

Вывод о существенности вреда, который может быть причинен сособственнику, также делается в каждом конкретном случае с учетом обстоятельств дела и особенностей объекта, который является общим имуществом (определение Верховного Суда Украины от 23 июня 2010 г. в деле № 6-22505св09[4]). Об этом условии подробнее будет идти речь ниже.

Здесь обратим внимание на существенное обстоятельство. При разрешении споров о прекращении права собственности на долю в общем имуществе суд должен давать оценку всем перечисленным условиям в совокупности.

Но это не означает, что в наличии должны быть все четыре вышеназванные условия, хотя такая мысль распространена в цивилистической литературе (а именно, что для удовлетворения иска суд должен установить наличие всех четырех оснований, а отсутствие хоть одного из них свидетельствует о невозможности удовлетворения иска сособственников).

Анализ решений Верховного Суда Украины за последние по крайней мере 8 лет свидетельствует о наличии устоявшейся правовой позиции относительно применения ст. 365 ГК Украины, согласно которой прекращение права лица на долю в общем имуществе допускается при наличии любого обстоятельства из предусмотренных пунктами 1-3 ч. 1 ст. 365 ГК Украины, но в том случае, когда такое прекращение не нанесет существенного вреда интересам сособственника и членам его семьи.

Такой вывод Верховный Суд Украины подтверждал неоднократно (определение Верховного Суда Украины от 23 июня 2010 г. в деле № 6-22505св09[4]; постановление от 16 января 2012 г. в деле № 6-81цс11[5]).

То есть судебная практика исходит из того, что формулировка ст. 365 ГК Украины не содержит императива относительно обязательного наличия всех перечисленных в ч. 1 настоящей статьи условий. С этим надо согласиться. Для сравнения законодательной техники обратимся к формулировке ст. 652 ГК Украины, в которой недвусмысленно говорится о том, что для ее применения (для того чтобы в судебном порядке расторгнуть договор в связи с существенным изменением обстоятельств), необходимо установить наличие одновременно всех четырех указанных в ч. 2 условий.

Отсутствие такого императива в ст. 365 ГК Украины дает возможность толковать ее так, как сегодня в большинстве случаев ее толкует судебная практика.

Как общий вывод относительно соблюдения всех указанных в ст. 365 ГК Украины условий (при наличии случаев неодинакового применения судами, например, решение Верховного Суда Украины от 28 января 2009 года, которое не отражает вышеназванную правовую позицию и решений местных и апелляционных судов с выводом, что для удовлетворения иска необходимо установление наличия всех четырех оснований, предусмотренных ч. 1 ст. 365 ГК Украины) дополнительно отметим следующее.

Оборотоспособность идеальных долей в общей собственности объективно ограничена. Еще в римском праве отношения сособственников характеризовались как «общность, в которую мы впадаем, т.е. случайная». Аристотель писал, что «те, кто чем-либо владеют и пользуются сообща, ссорятся друг с другом гораздо больше тех, которые имеют частную собственность», то есть «впадение» в общую собственность это определенная аномалия.

Стоимость доли, например, квартиры существенно снижается по сравнению со стоимостью всего имущества, поскольку желающих приобрести долю в общей собственности, как правило, трудно найти. Объективно в ней могут быть заинтересованы только другие сособственники, которые желают приращения свои доли (и имеют соответствующие денежные средства!).

Невозможность продать долю другим лицам принуждает к поиску механизмов прекращения права общей собственности, а если эти механизмы применить трудно или невозможно, то это приводит на практике к конфликтам среди сособственников из-за невозможности совместно пользоваться имуществом (прежде всего жильем, которое предусматривает наивысшую степень доверия среди сособственников, которое возможно, как правило, только среди членов одной семьи – ведь проживание в одном жилом помещении слишком «интимный» момент, чтобы делить его с бывшими родственниками или тем более посторонними людьми). Люди всегда будут препятствовать такому проживанию, а значит реально пользоваться долей в имуществе обычно невозможно. Собственники незначительных долей, которые приобрели их, например, в результате наследования, часто блокируют принятие важных решений относительно улучшения этого имущества, ведь реального интереса в его использовании они не имеют, не оплачивают жилищно-коммунальные услуги и тому подобное. Страдают от этого не только сособственники, но и гражданский оборот в целом.

Гражданский оборот заинтересован в том, чтобы каждая вещь нашла ответственного и заинтересованного в ее сохранении собственника, собственника, который наделен правомочностью в ее использовании наиболее эффективным образом. Любое ограничение оборота не может быть извинительно без значительных аргументов.

Кроме того, что общая собственность часто выступает как преграда оборота, она существенно ограничивает свободу и автономию участников. И если есть правовые пути снятия конфликтов сособственников, вплоть до прекращения права общей собственности, необходимо ими пользоваться.

Мы не должны лукавить, право на жилье не защищается, если ставить преграды в применении ст. 365 ГК Украины. Если лицо владеет, например, незначительной долей в праве общей собственности и не может ею пользоваться – здесь нет права на жилье, а есть только имущественная ценность – возможность обменять долю на деньги. Невозможность принудительно лишить это лицо права на долю имущества (или существенное ограничение такой возможности) приводит к даже кровавым примерам физического воздействия на сособственника, к сожалению, практика знает такие примеры.

Существенным преимуществом ГК Украины есть предусмотренный механизм прекращения права на долю в имуществе ст. 365 ГК Украины, который необходимо только приветствовать и не допускать догматических, умозрительных мотивов в ограничении ее применения.

Например, по ст. 252 ГК РФ, можно применить аналогичный механизм только, если сособственник сам обращается с иском о разделе имущества в натуре. Но этот «несговорчивый» собственник не будет сам обращаться с подобным требованием, если вещь является неделимой, а он, например, не может или не желает устанавливать режим пользования вещью и не желает получить реальную стоимость доли (а пользуется своим положением сособственника для шантажа, «принципиальности», что часто случается с бывшими супругами). Другой сособственник оказывается в патовой ситуации и не может изменить status quo.

Статья 365 ГК Украины используется только как исключительный случай, когда сособственники не нашли других выходов из ситуации, например, договоренности сторон о выделе доли или установления режима совместного использования вещи.

Верховный Суд Украины верно подчеркивает в своих решениях, что право собственности сособственника на долю в общем имуществе может быть прекращено, но при условии, что такой вред не будет существенным и именно это обстоятельство является определяющим при разрешении иска. Ведь именно это условие является тем «блоком», который не даст возможности несправедливо лишить права на долю. В каждом случае именно это условие не даст возможности применить норму ст. 365 ГК Украины, если вещь является делимой, доля является значительной и может быть выделена в натуре. Если есть другие возможности, кроме как принудительно лишить права на долю сособственника именно последнее условие, указанное в ст. 365 ГК Украины, заблокирует ее применение.

Судьями Верховного Суда Украины никоим образом не искажена суть ст. 365 ГК Украины. Даже, если доля не является незначительной, но в наличии другие основания для удовлетворения иска, при условии предварительного депонирования стоимости такой доли (справедливой и объективно подтвержденной!) – необходимо пользоваться такой возможностью. Уверенность судей местных и апелляционных судов в поддержке уже сложившейся практики Верховного Суда Украины даст возможность не сомневаться в вынесенном решении. Отступать от наработанной позиции Верховного Суда Украины нет мотивов: ни логических, ни справедливых.

Вернемся к условию отсутствия существенного вреда сособственнику. Верховный Суд Украины отдельно подчеркнул, что право собственности сособственника на долю в общем имуществе может быть прекращено, но при условии, что такой вред не будет существенным. Именно это обстоятельство является определяющим при решении иска о прекращении права на долю в общем имуществе по требованию других сособственников(постановление Верховного суда Украины от 2.07.2014 по делу № 6-68цс14[1]).

Верховный Суд Украины отмечает, что удовлетворяя иск о прекращении права собственности ответчика на долю жилого дома с выплатой ей стоимости этой доли, суд первой инстанции исходил из того, что такое прекращение (п. 4 ч. 1 ст. 365 ГК Украины) не нанесет существенный вред его интересам, поскольку он является гражданином другого государства, в котором проживает и работает, а спорную собственность использует только для летнего отдыха.

Так же можно привести много примеров из практики местных и апелляционных судов. Например, указывается, что ответчице принадлежит право общей долевой собственности на 1/6 жилого дома, при этом она вместе с мужем имеет на праве общей совместной собственности другое жилье, а поэтому прекращение ее права собственности на долю в спорном имуществе не нанесет ей существенного вреда. Выделение 1/6 доли ответчице в спорном жилом доме без пристройки подсобных помещений является невозможным. Ответчица согласно правил ст. 152 ЖК Украины не получила разрешение местного Совета на перепланировку жилого дома. Кроме того, между сторонами сложились неприязненные отношения, совместное владение и пользование спорным недвижимым имуществом является невозможным (Определение Апелляционного суда Черновицкой области от 20.04.2011 года), в другом деле суд отмечает, что лицу принадлежит 1/6 доля двухкомнатного жилого дома (что кстати составляет всего 4,53 кв.м) на основании свидетельства о праве на наследство, которое является собственником трехкомнатной квартиры, в спорном доме не зарегистрировано и не проживает, фактически не возражает против прекращения права собственности на принадлежащую долю. Между сторонами сложились неприязненные отношения, которые делают невозможным совместное пользование недвижимостью. Согласно заключению судебной строительно-технической экспертизы выдел 1/6 доли спорного дома невозможен, так как согласно требований ДБН невозможно каждой из сторон выделить изолированную квартиру с отдельным выходом. Ответчик не предоставил надлежащих и допустимых доказательств возможности нарушения его прав со стороны истцов. Ссылка апеллянта на то, что при определении денежной компенсации за принадлежащую ему долю в недвижимости судом не учтена стоимость земельного участка, не являются основанием для отмены судебного решения. Земельный участок, на котором расположен спорный дом, сторонам в собственность не передавалась, предметом спора в этом деле не был. Учитывая, что апеллянт фактически не возражает против прекращения его права на 1/6 долю недвижимости, а только не согласен с размером денежной компенсации, однако не предоставил каких-либо допустимых доказательств о рыночной стоимости спорного дома, которые бы опровергали выводы экспертной оценки, положенной в основу судебного решения, предусмотренных законом оснований для удовлетворения апелляционной жалобы судебная коллегия не усматривает (Определение Апелляционного суда Запорожской области от 04.07.2011 года, дело № 22-3105/2011).

Высший Специализированный Суд Украины также поддерживает устоявшуюся практику применения ст. 365 ГК Украины, но даже либеральнее толкует вопрос о наличии условий прекращения права собственности по ст. 365 ГК Украины, отмечая, что для прекращения права сособственника на долю в праве общей долевой собственности достаточно любого одного из четырех предусмотренных ст. 365 ГК Украины оснований (например, определение Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных делу от 16 января 2013 г., определение Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 23 мая 2012 г.[6]), хотя на самом деле в решениях приводятся несколько оснований, предусмотренных ст. 365 ГК Украины, а больше всего Высший Специализированный Суд Украины также делает акцент на соблюдении интересов сособственника.

В обобщении судебной практики применения судами законодательства, регулирующего право частной собственности на жилой дом от 25 сентября 2015 года[7] Высший Специализированный Суд Украины со ссылкой на практику Верховного Суда Украины также подчеркнул, что именно условие о несущественности вреда является определяющим при решении спора о прекращении права на долю в общем имуществе по требованию других сособственников.

Чаще условие о том, что прекращение права собственности не нанесет существенного вреда интересам совладельца и членам его семьи, трактуется как обеспеченность сособственника другим жильем.

Так, суд делает вывод, что присуждение денежной компенсации в пользу ответчицы и прекращения права собственности на ее долю лишило бы последнюю права собственности на жилье и нанесло бы существенный вред ее интересам, поскольку другого, принадлежащего ей на праве собственности жилья, она не имеет, а доводы апелляционной жалобы о том, что ответчица проживает с дочерью и фактически обеспечена жильем не подтверждены доказательствами и не свидетельствуют о наличии у нее жилья на праве собственности.....” (Определение Апелляционного суда Житомирской области от 26 июля 2011 года, дело 22-ц/0690/1913/11).

Интересный вопрос был поднят в следующем деле. ЛИЦО_3, ЛИЦО_4 обратились в суд с иском в котором просили прекратить право собственности ЛИЦО _5 на 1/3 долю квартиры, с выплатой истцами в пользу ответчика его доли, признать за ними право собственности в равных долях на всю квартиру, отменить регистрацию ЛИЦО _5 в спорной квартире и выселить его из указанной квартиры в жилой дом принадлежащий ответчику, ссылаясь на то, что доля ответчика является незначительной, выделить ее в натуре невозможно, совместное владение и пользование является невозможным и такое прекращение права собственности не нанесет существенного вреда интересам ответчика, поскольку он имеет жилой дом. Решением Оболонского районного суда г. Киева иск был удовлетворен полностью и взыскано с ЛИЦО _5 в пользу государства 1248 грн. судебных расходов, с выводами которого согласился апелляционный суд.

Однако, обратил внимание, Высший специализированный суд Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел, что выселение ответчика в жилой дом расположенный в Киевской области, Фастовском районе, и принадлежит ему на праве собственности, не свидетельствует о том, что ответчик обеспечен жильем в г. Киеве.

Кроме того, решением Оболонского районного суда г. Киева в деле по иску ЛИЦО_3, ЛИЦО_4 к ЛИЦО_5 об установлении порядка пользования квартирой и обязательства заключения отдельного договора, решен вопрос об установлении порядка пользования спорной квартирой, выделено в совместное пользование истцов комнату площадью 20,0 кв.м в квартире, а в пользование ответчика 12,6 кв.м с балконом, который выходит из комнаты площадью 12,6 кв.м. Таким образом, порядок пользования квартирой сложился вследствие принятия решения суда и владение ею сторонами в равных долях, не дает правовых оснований для вывода о незначительной доле, неделимости вещи (в этой части ВССУ ошибся, поскольку квартира, конечно, является неделимой – возможно произошла редакционная ошибка), невозможности совместного владения и пользования имуществом.

Сам по себе факт отсутствия у ответчика другого жилья в пределах г. Киева, лишь подтверждает существенность вреда его интересу, вследствие прекращения права собственности на квартиру, а внесение денежной компенсации стоимости причитающейся истцу доли не является безусловным основанием лишения его права на долю в общем имуществе (!). Также, судом первой инстанции в результате прекращения права собственности, выселения ответчика из квартиры и отмены его регистрации фактически произошло лишение права проживать в г. Киеве (решение Высшего специализированного суда Украины по рассмотрению гражданских и уголовных дел от 13 апреля 2011 года[8]).

Можно привести другой пример, где отсутствие у лица иного жилья на праве собственности не стало помехой признания Верховным Судом Украины законным решения о прекращении права на долю в общем имуществе. Суд, таким образом, учел иные обстоятельства дела: лицо имеет незначительную долю в праве собственности на спорную квартиру (1/6), в течение последних шести лет постоянно проживает в квартире своих родителей в г. Львове, а с другими сособственниками (бывшей женой, дочерью и приемной дочерью) сложились негативные отношения[9].

Интересный вопрос, в этом контексте, как применить ст. 365 ГК Украины, если доля составляет половину всей квартиры, то есть ее никак нельзя признать незначительной. В этом случае мы должны обратить внимание именно на неделимость вещи, невозможность совместного владения и пользования жильем, а также на ненанесение существенного ущерба интересам сособственника (в упомянутом выше постановлении Верховного Суда Украины от 2 июня 2014 г. в деле №6-68цс14 как раз и шла речь о ½ квартиры).

Дополнительные тезисы относительно применения ст. 365 ГК Украины.

Во-первых, согласия ответчика на прекращение права собственности по ст. 365 ГК Украины не нужно, что также подчеркнуто в постановлении Верховного Суда Украины от 19 июня 2013 года[10, с. 42-44].

Во-вторых, сособственник должен получить справедливую компенсацию за свою долю. Нельзя определять стоимость доли, исходя из балансовой стоимости квартиры, которая не отражает реальную рыночную стоимость.

Так, Верховный Суд Украины в одном из дел отметил, что суд первой инстанции обоснованно прекратил право истца на долю в спорной квартире. Вместе с тем, определяя стоимость доли истца в общем имуществе, суд исходил из балансовой стоимости квартиры, что не соответствует ее реальной, то есть рыночной стоимости на время рассмотрения дела[9].

В постановлении Верховного Суда Украины от 2 июня 2010 г. подчеркнуто, что местный суд сделал правильный вывод о наличии правовых оснований для прекращения права собственности С. Т. на долю в спорной квартире со взысканием в ее пользу ссособственника С. В. соответствующей денежной компенсации. Суд установил, что спорная квартира принадлежит сторонам на праве общей долевой собственности. С. В. принадлежит 73/100 доли квартиры, а С. Т. — 27/100. Квартира является неделимой и выделить принадлежащие сторонам доли в натуре невозможно. Стороны — бывшие супруги и после расторжения брака между ними сложились неприязненные отношения. С. Т. с 2006 г. в квартире не проживает, снялась с регистрационного учета по месту жительства и выехала на постоянное проживание в Российскую Федерацию, гражданство которой приобрела. С. В. другого жилья не имеет. Но относительно определения судом первой инстанции размера денежной компенсации местный суд исходил из инвентарной оценки квартиры[11].

Однако, как указано в абз. 3 п. 6 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 4 октября 1991 г. № 7 «О практике применения судами законодательства, регулирующего право частной собственности граждан на жилой дом», размер такой денежной компенсации определяется соглашением сторон, а при отсутствии такого соглашения — судом по действительной стоимости дома (квартиры) на время рассмотрения дела.

То есть стоимость доли должна быть объективной, определенной на основании экспертной оценки и адекватно отражать реальную ее стоимость.

В-третьих, нельзя отождествлять предусмотрены механизмы прекращения права общей собственности в ст. 364 и 365 ГК Украины. На это также обращено внимание в «Анализе некоторых вопросов применения судами законодательства о праве собственности при рассмотрении гражданских дел»[12], который подготовил Верховный Суд Украины в прошлом году, и обратил внимание на невозможность одновременного применения указанных норм к правоотношениям прекращения права на долю в общем имуществе.

Это вопрос на теоретическом уровне не может вызывать различных толкований, ведь нормы ст.ст. 364 и 365 ГК Украины являются взаимоисключающими. В ст. 364 ГК Украины говорится добровольном прекращении общей долевой собственности по требованию собственника, желающего реализовать право на выдел своей доли, а ст. 365 ГК Украины регулируются правоотношения относительно прекращения по требованию других сособственников имущества права лица на долю в общей собственности при отсутствии на это его согласия и желания, то есть принудительно.

Хотя фактические обстоятельства дела могут быть аналогичными: неделимость вещи, невозможность ею пользоваться, неприязненные отношения между сособственниками, но ст. 364 ГК Украины применяется, когда стороны все-таки пришли к согласию, а ст. 365 – в судебном порядке без согласия сособственника.

Верно Верховный Суд Украины подчеркнул, что одновременное их применение по иску одного лица является ошибочным. В постановлении Верховного Суда Украины от 17 февраля 2010 г. в деле № 6-6248св09 отмечено, что указанные нормы ГК Украины являются разными по своей правовой природе и каждая из них является отдельным основанием для предъявления иска, поскольку первая из них предусматривает право собственника, который выделяется, на долю из общего имущества, а вторая - возможность по иску других сособственников прекратить право лица на долю в общем имуществе. Из материалов дела усматривается, что, как истцы по первоначальному иску, так и ответчики по встречному иску не требовали выделения в натуре принадлежащей им доли в общей долевой собственности согласно ст. 364 ГК Украины, а ставили вопрос о прекращении права друг друга на долю в общем имуществе, которое является неделимым, на основании ст. 365 ГК Украины и просили признать за ними права собственности на все имущество[13].

В-четвертых, ст. 365 ГК Украины может быть применена в случаях, когда сособственников будет только двое. При этом судебное решение о прекращении права собственности сособственника приведет к ликвидации права общей долевой собственности вообще.

В-пятых, согласно ч. 2 ст. 365 ГК Украины суд постановляет решение о прекращении права лица на долю в общем имуществе при условии предварительного внесения истцом стоимости этой доли на депозитный счет суда.

Невыполнение истцом этого условия является основанием для отказа в удовлетворении исковых требований. То есть идет речь об обязательном депонировании стоимости доли в общем имуществе. При несоблюдении этого требования закона будет считаться, что лицо незаконно лишено имущества.

Иной подход отображен в ГК РФ, в ст. 252 которого  предусмотрено, что «Выплата участнику долевой собственности остальными собственниками компенсации вместо выдела его доли в натуре допускается с его согласия. В случаях, когда доля собственника незначительна, не может быть реально выделена и он не имеет существенного интереса в использовании общего имущества, суд может и при отсутствии согласия этого собственника обязать остальных участников долевой собственности выплатить ему компенсацию». То есть отдельной аналогичной статьи 365 ГК Украины нет, а как исключительный случай предусмотрена возможность лишить сособственника его доли при соблюдении таких же условий как и в украинском ГК Украины, но с существенным отличием: не предусмотрено предварительное депонирование стоимости доли в имуществе.

Относительно украинского законодательства справедливо подчеркнул Европейский суд по правам человека в решении от 21 декабря 2010 г. в известном деле «Андрей Руденко против Украины», что допущено незаконное лишение лица имущества в связи с нарушением правил предварительного депонирования суммы возмещения, что может привести к негативным экономическим последствиям для этого лица, поскольку требование предварительного платежа является не просто технической составляющей процедуры отчуждения имущества, установленной законом, а основным требованием, на котором должно основываться решение суда о лишении лица имущества без его согласия. Это положение высшими судебными инстанциями строго соблюдается.

Верховный Суд Украины постановлением от 12 сентября 2011 года направил дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции именно по основанию невнесения предварительно стоимости доли, а только присуждения судом выплаты компенсации стоимости[14, с. 8-10].

Эта норма должна быть соблюдена даже, если в суде первой инстанции отсутствует соответствующий депозитный счет (постановление Верховного Суда Украины от 19 июня 2013 года[10]), то есть нельзя присуждать компенсацию.

 

Вопрос относительно применения ст. 365 ГК Украины в сочетании с нормой ч.ч. 4, 5 статьи 71 СК Украины будет освещен в следующей публикации.

 

Ссылки:

  1. http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/39783878
  2. Бюлетень судової практики. Апеляційний суд Одеської області. – 2009. – Вип. 2. – С. 13.
  3. http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/24942116
  4. http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/10230143
  5. http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/21355285
  6. http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/24942116
  7. http://www.sc.gov.ua/ua/uzagalnennja_sudovoji_praktiki.html
  8. http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/15134848
  9. http://www.scourt.gov.ua/clients/vsu/vsu.nsf/(documents)/0598318A16EEE98CC2257AF40036A232
  10. Цивільне судочинство. Судова практика у цивільних справах. – 2013. - № 3(29). – С. 42-44
  11. http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/9890218
  12. http://www.scourt.gov.ua/clients/vsu/vsu.nsf/(documents)/1207B66D24762C1DC2257D0E004CC419
  13. http://www.reyestr.court.gov.ua/Review/8039300
  14. Вісник Верховного Суду України. – 2012. – № 3 (139). – С. 8-10.

Оставить комментарий