Место принципа правовой определенности в системе принципов гражданского процессуального права Украины

 Илиопол Инна Михайловна, ассистент кафедры гражданского процесса Национального университета «Одесская юридическая академия».

 Определения, понятия и категории которые употребляются в гражданском процессе, выработаны за многие годы в теории гражданского процессуального права. К таким правовым категориям относятся и принципы. Понятие "принцип" имеет латинское происхождение и означает "основа", "первоначало". Исходя из этимологического значения этого слова, принципами гражданского процессуального права называют фундаментальные его положения, основополагающие правовые идеи, закрепленные в нормах права общего характера.

Анализируя различные работы и исследования большинства ученых в сфере гражданского процесса, можно с уверенностью говорить о том, что на сегодняшний день не достигнуто единства мнения по такому вопросу как определение понятия принципа гражданского процесса. Значение принципов гражданского процесса достаточно весомое.

Как для любой отрасли, так и для всей системы права, очень важным является единство, которое обеспечивает функционирование этой системы. Таким образом, и для гражданского процессуального права являются важными принципы гражданского процесса, которые выражают единый подход законодателя к судебной системе.

Кроме того, важное значение принципов гражданского процессуального права состоит в том, что нарушение каждого из принципов гражданского процесса влечет за собой принятие незаконного, необоснованного судебного решения, подлежащего отмене. При этом, во многих случаях, нарушение одного принципа влечет за собой нарушение многих других принципов гражданского процессуального права [1, с.19].

Поэтому, определив значимость принципов гражданского процессуального права, следует рассмотреть важнейший принцип, закрепленный в Конституции Украины, а также в Законе Украины «О внесении изменений в Хозяйственный процессуальный кодекс Украины, Гражданский процессуальный кодекс Украины, Кодекс административного судопроизводства Украины и другие законодательные акты» – принцип верховенства права.

Принцип верховенства права закреплен в ряде международных нормативно-правовых актов как общего (Всеобщая декларация прав человека), так и регионального уровней (Устав Совета Европы, Европейская конвенция о защите прав человека и основоположных свобод, Американская конвенция прав человека, Африканская хартия прав человека и народов). Кроме того, он все больше применяется на уровне национальных законодательств.

Конституция Украины в п. 1 ст. 8 содержит положения о том, что в Украине признается и действует принцип верховенства права, что свидетельствует о попытке национального законодателя отобразить в тексте Основного Закона основополагающий принцип права, который сегодня стал одним из крупнейших достижений демократических государств во всем мире.

По своему характеру принцип верховенства права является общепринятым принципом международного права jus cogens, что связанно с особенным значением верховенства права для современного демократического общества. Эта норма считается общепризнанной, надимперативной нормой международного права и имеет высшую юридическую силу. Это значит, что позитивное право должно соответствовать положениям этой нормы, иначе оно должно признаваться юридически недействительным, а национальные суды должны непосредственно его применять при принятии своих решений.

Развитие идеи верховенства права происходило не благодаря его прямому закреплению в нормативно-правовых актах, а в большей степени благодаря практике судов, в европейском регионе это, прежде всего, Европейский суд по правам человека [2, с.135]. В данное время, важной проблемой в теории конституционализма остается вопрос определения степени взаимосвязи принципа правовой определенности, с принципом верховенства права. Подход, согласно которому принцип правовой определенности является одной из неотъемлемых составляющих принципа верховенства права, поддерживается Европейской Комиссией за демократию через право.

Такой позиции придерживаются и Ю. Матвеева, А. Приймак, И. Царь. Ученые, которые поддерживают второй подход, не исключают взаимосвязи принципа правовой определенности с верховенством права, однако отмечают, что «подход к правовой определенности как составляющей верховенства права, следует понимать не как правовую дефиницию, а как европейскую традицию, основанную на демократических началах »[3, с.83-84].

В доктрине конституционного права существует несколько подходов к определению принципа правовой определенности. Так, Л. Тремблэй, разрабатывая концепцию «процедурного природного права», отмечает, что закон в сочетании с принципом правовой определенности должен быть: 1) направленным в будущее; 2) понятным; 3) общим [4, с.150]. Также, принцип правовой определенности может быть отождествлен с обязательством государства и уполномоченных им органов, устранить препятствия и создать благоприятные условия для понимания права теми, к кому оно применяется и приобретения последними возможности в случае необходимости воспользоваться правом, так же как и способом, с помощью которого оно будет подлежать применению и толкованию [5, с.104].

Признаки возникновения принципа правовой определенности можно найти в немецком государственном праве. Основой принципа правовой определенности является немецкое слово «Rechtssicherheit», которое дословно переводится как правовая безопасность, что представляет собой обеспечение четкости содержания правового источника и устранения его неопределенности. Если отождествлять принцип правовой определенности с принципом законных ожиданий, необходимо учесть ряд важных моментов: 1) существование в немецком праве аналога принципа законных ожиданий – принципа защиты законных ожиданий («Vertrauenschutz»), сущность которого заключается в защите от неправомерных действий органов государственной власти; 2) целесообразность и легальность таких ожиданий. Однако, необходимо учесть, что указанный принцип присущ больше для немецкого административного права [6, с.340-341].

В большинстве случаев принцип правовой определенности сводится к содержательным характеристикам, которые должны иметь правовой источник, чтобы выполнять свои непосредственные функции. С этой точки зрения принцип правовой определенности может быть сведен к трем основным требованиям: 1) четкость; 2) понятность; 3) однозначность нормы права.

Однако, такое теоретическое определение исследуемого принципа, учитывая практическую плоскость, может вызвать несколько проблем, одной из которых является проблема реализации правовой нормы и ее понимание законодателем. Также важным представляется учитывание функционального назначения принципа правовой определенности – защита конкретного индивида от возможного произвола государства и уполномоченных ему органов. В современной науке конституционного права, принцип правовой определенности сочетается с некоторыми содержательными характеристиками, указанными выше.

Так, А.М. Приймак определяет принцип правовой определенности как совокупность правовых требований к организации и функционированию правовой системы с целью обеспечения прежде всего стабильного правового положения индивида путем совершенствования процессов правотворчества и правоприменения.

Автор подчеркивает важность требований к принципу правовой определенности, что позволит понять правовую сущность исследуемого принципа именно как органичного элемента принципа верховенства права. Упомянутые требования классифицируются на три основные группы: 1) требования к определенности законодательства; 2) требования к определенности полномочий; 3) требования к определенности судебных решений [7, с.54]. В этом плане необходимо согласиться с автором, ведь указанные группы требований упорядочивают общественные правоотношения и формируют системный подход в их регулировании. Целесообразно согласиться с ассоциированием принципа правовой определенности с принципом законного ожидания [8, с.158-161].

Под законным ожиданием, в этом аспекте, необходимо понимать твердую уверенность индивида в правильности своих действий, соответствия их нормам, закрепленным в законодательных актах. С этой точки зрения, человек, действуя в соответствии со своим внутренним убеждением, ожидает достижения именно правового результата и будет требовать от государства защиты таких ожиданий.

В этом плане, важную роль играет принцип необратимости действия нормативно-правовых актов во времени. В.В. Коваров отмечает, что правовая определенность – имманентная составляющая самого права и правового регулирования в различных его сферах. Правовую определенность можно рассматривать в двух аспектах – субъективном и объективном. В субъективном – правовая определенность отражает интерсубъектную природу права, ее осознание субъектом права, исходя из природности права и, в первую очередь, основных прав и свобод человека.

В объективном – правовая определенность отражает имеющиеся условия функционирования механизма правового регулирования, исходя из обязанности государства обеспечить реализацию правовых норм, в соответствии с их назначением и в интересах субъектов права [2, с.142]. Объективную основу правовой определенности составляет система факторов как публичных мер государства, касающихся сферы нормотворчества и правореализации.

Исходя из этого, к ним относят доступность нормативных актов, их непротиворечивость, отсутствие недостатков, определения границ дискреционных полномочий государственных органов, обязательное обнародование нормативных актов, их стабильность, единство в применении закона, окончательность судебных решений и их исполнение [10, с. 182].

Из вышеперечисленного следует, что принцип правовой определенности является не достаточно исследованным в науке гражданского процессуального права Украины, но развитие правовой системы аппроксимируется к европейским стандартам применения этого принципа при решении гражданских дел в судах. Поэтому, принцип правовой определенности следует отнести к системе принципов гражданского процессуального права и считать составляющей принципа верховенства права.

Источники:

1. Цивільний процес України: Підручник. /За ред. Р.М. Мінченко, І.В. Андронова. – Х.: Одіссей, 2012. – 496с.

2. Курс цивільного процесу : підручник / В.В. Комаров, В.А. Бігун, В.В. Баранкова та ін. ; за ред. В.В. Комарова. – Х. : Право, 2011. – 1352с.

3. Гультай М. Правова визначеність у рішеннях Конституційного Суду України / М. Гультай, І. Кияниця // Вісник Конституційного Суду України. – 2012. – № 5. – С. 83-84

4. Luk B. Tremblay. TheRuleofLaw, Justice, andInterpretation / Luk B. Tremblay. – Montreal [e.a.]: McGill-Queen’sUniversityPress, 1997. – Цит. за: Головатий С. Верховенство права. Книга друга. Від доктрини – до принципу / С. Головатий. – К.: Фенікс, 2006. – С.150

5. Кернз В. Вступ до права Європейського Союзу / В. Кернз ; пер. з англ. – К. : Знання КОО, 2002. – С.104

6. Reynolds Paul. Legitimate Expectation sand the Protection of Trustin Public Officials / Paul Reynolds //Public Law. – Vol. 2011. – P. 340 – 341

7. Приймак А. М. Принцип правової визначеності: поняття та окремі аспекти / А. М. Приймак // Наук. записки нац. ун-ту «Києво-Могилянська академія». – К., 2010. – Т. 103: Юридичні науки. – С. 54

8. Хартли Т.К. Основы права Европейского Сообщества / Т.К. Хартли; пер. с англ. – М. : Закон и право; ЮНИТИ, 1998. – С.158-161

9. Погребняк С.П. Основоположні принципи права (змістовна характеристика) [Текст] : монографія /                                                                        

Комментариев еще нет.

Оставить комментарий